пятница, 9 июня 2017 г.

Cиндром отложенной жизни..или..."лучшее, конечно, впереди"..

"У мамы в серванте жил хрусталь.
Салатницы, фруктовницы, селедочницы.
Все громоздкое, непрактичное.
И ещё фарфор.
Красивый, с переливчатым рисунком цветов и бабочек.
Набор из 12 тарелок, чайных пар, и блюд под горячее.
Мама покупала его еще в советские времена, и ходила куда-то ночью с номером 28 на руке.
Она называла это: "Урвала".
Когда у нас бывали гости, я стелила на стол кипельно -белую скатерть.
Скатерть просила нарядного фарфора.
- Мам, можно?
- Не надо, это для гостей.
- Так у нас же гости!
- Да какие это гости! Соседи да баб Полина...
Я поняла: чтобы фарфор вышел из серванта, надо, чтобы английская королева бросила Лондон и заглянула в спальный район Капотни, в гости к маме.
Раньше так было принято: купить и ждать, когда начнется настоящая жизнь.
А та, которая уже сегодня - не считается.
Что это за жизнь такая?
Сплошное преодоление.
Мало денег, мало радости, много проблем.
Настоящая жизнь начнется потом.
Прямо раз - и начнется.
И в этот день мы будем есть суп из хрустальной супницы и пить чай из фарфоровых чашек.
Но не сегодня.
Когда мама заболела, она почти не выходила из дома. Передвигалась на инвалидной коляске, ходила с костылями, держась за руку сопровождающего.
- Отвези меня на рынок, - попросила мама однажды.
- А что тебе надо?
Последние годы одежду маме покупала я, и всегда угадывала.
Хотя и не очень любила шоппинг для нее: у нас были разные вкусы. И то, что не нравилось мне - наверняка нравилось маме.
Поэтому это был такой антишоппинг - надо было выбрать то, что никогда не купила бы себе - и именно эти обновки приводили маму в восторг.
- Мне белье надо новое, я похудела.
У мамы хорошая, но сложная фигура, небольшие бедра и большая грудь, подобрать белье на глаз невозможно.
В итоге мы поехали в магазин.
Он был в тц, при входе, на первом этаже.
От машины, припаркованной у входа, до магазина мы шли минут сорок. Мама с трудом переставляла больные ноги.
Пришли. Выбрали. Примерили.
- Тут очень дорого и нельзя торговаться, - сказала мама. - Пойдем еще куда-то.
- Купи тут, я же плачу , - говорю я. - Это единственный магазин твоей шаговой доступности.
Мама поняла, что я права, не стала спорить.
Мама выбрала белье.
- Сколько стоит?
- Не важно, - говорю я.
- Важно. Я должна знать.
Мама фанат контроля. Ей важно, что это она приняла решение о покупке.
- Пять тысяч, - говорит продавец.
- Пять тысяч за трусы?????
- Это комплект из новой коллекции.
- Да какая разница под одеждой!!!! - мама возмущена.
Я изо всех сил подмигиваю продавцу, показываю пантомиму. Мол, соври.
- Ой, - говорит девочка-продавец, глядя на меня. - Я лишний ноль добавила. Пятьсот рублей стоит комплект.
- То-то же! Ему конечно триста рублей красная цена, но мы просто устали... Может, скинете пару сотен?
- Мам, это магазин, - вмешиваюсь я. - Тут фиксированные цены. Это не Черкизон.
Я плачу с карты, чтобы мама не видела купюр. Тут же сминаю чек, чтобы лишний ноль не попал ей на глаза.
Забираем покупки. Идем до машины.
- Хороший комплект. Нарядный. Я специально сказала, что не нравится, чтоб интерес не показывать. А вдруг бы скинули нам пару сотен. Никогда не показывай продавцу, что вещь тебе понравилась. Иначе, ты на крючке.
- Хорошо, - говорю я.
- И всегда торгуйся. А вдруг скинут?
- Хорошо.
Я всю жизнь получаю советы, которые неприменимы в моем мире.
Я называю их пейджеры.
Вроде как они есть, но в век мобильных уже не надо.
Однажды маме позвонили в дверь. Она долго-долго шла к двери. Но за дверью стоял терпеливый и улыбчивый молодой парень.
Он продавал набор ножей.
Мама его впустила, не задумываясь.
Неходячая пенсионерка впустила в квартиру широкоплечего молодого мужика с ножами. Без комментариев.
Парень рассказывал маме про сталь, про то, как нож может разрезать носовой платок, подкинутый вверх, на лету.
- А я без мужика живу, в доме никогда нет наточенных ножей, - пожаловалась мама.
Проявила интерес. Хотя сама учила не проявлять.
Это было маленькое шоу. В жизни моей мамы было мало шоу. То есть много, но только в телевизоре. А тут - наяву.
Парень не продавал ножи. Он продавал шоу. И продал.
Парень объявил цену. Обычно этот набор стоит пять тысяч, но сегодня всего 2,5. И еще в подарок кулинарная книга.
"Ну надо же! Еще и кулинарная книга!" - подумала мама, ни разу в жизни не готовившая по рецепту: она чувствовала продукт и знала, что и за чем надо добавлять в суп.
Мама поняла: ножи надо брать.
И взяла.
Пенсия у мамы - 9 тысяч. Если бы она жила одна, то хватало бы на коммуналку и хлеб с молоком.
Без лекарств, без одежды, без нижнего белья. И без ножей .
Но так как коммуналку, лекарства ,продукты и одежду оплачивала я, то мамина пенсия позволяла ей чувствовать себя независимой.
На следующий день я приехала в гости.
Мама стала хвастаться ножами. Рассказала про платок, который прям на лету можно разрезать.
Зачем резать платки налету и вообще зачем резать платки? Я не понимала этой маркетинговой уловки, но да Бог с ними.
Я знала, что ей впарили какой-то китайский ширпотреб в нарядном чемоданчике. Но молчала.
Мама любит принимать решения и не любит, когда их осуждают.
- Так что же ты спрятала ножи, не положила на кухню?
- С ума сошла? Это на подарок кому-то. Мало ли в больницу загремлю, врачу какому. Или в Собесе, может, кого надо будет за путевку отблагодарить...
Опять на потом. Опять все лучшее - не себе. Кому-то. Кому-то более достойному, кто уже сегодня живет по-настоящему, не ждет.
Мне тоже генетически передался этот нелепый навык: не жить, а ждать.
Моей дочке недавно подарили дорогущую куклу. На коробке написано "Принцесса". Кукла и правда в шикарном платье, с короной и волшебной палочкой.
Дочке - полтора годика. Остальных своих кукол она возит за волосы по полу, носит за ноги, а любимого пупса как-то чуть не разогрела в микроволновке.
Я спрятала новую куклу. Потом как-нибудь, когда доделаем ремонт, дочка подрастет, и наступит настоящая жизнь, я отдам ей Принцессу. Не сегодня.
Но вернемся к маме и ножам.
Когда мама заснула, я открыла чемоданчик и взяла первый попавшийся нож. Он был красивый, с голубой нарядной ручкой.
Я достала из холодильника кусок твердого сыра, и попыталась отрезать кусочек. Нож остался в сыре, ручка у меня в руке.
Такая голубая, нарядная.
- Это даже не пластмасса, - подумала я.
Вымыла нож, починила его, положила обратно в чемодан, закрыла и убрала.
Маме ничего, конечно, не сказала.
Потом пролистала кулинарную книгу. В ней были перепутаны страницы. Начало рецепта от сладкого пирога - конец от печеночного паштета.
Бессовестные люди, обманывающие пенсионеров, как вы живете с такой совестью?
В декабре, перед Новым годом маме резко стало лучше, она повеселела, стала смеяться.
Я вдохновилась ее смехом.
На праздник я подарила ей красивую белую блузку с небольшим деликатным вырезом, призванную подчеркнуть ее большую грудь, с резным воротничком и аккуратными пуговками.
Мне нравилась эта блузка.
- Спасибо, - сказала мама и убрала ее в шкаф.
- Наденешь ее на новый год?
- Нет, зачем? Заляпаю еще. Я потом, когда поеду куда-нибудь...
Маме она очевидно не понравилась. Она любила яркие цвета, кричащие расцветки.
А может наоборот, очень понравилась.
Она рассказывала, как в молодости ей хотелось наряжаться. Но ни одежды, ни денег на неё не было.
Была одна белая блузка и много шарфиков.
Она меняла шарфики, повязывая их каждый раз по-разному, и благодаря этому прослыла модницей на заводе.
К той новогодней блузке я тоже подарила шарфики. Я думала, что подарила маме немного молодости.
Но она убрала молодость на потом.
В принципе, все её поколение так поступило.
Отложило молодость на старость.
На потом.
Опять потом. Все лучшее на потом. И даже когда очевидно, что лучшее уже в прошлом, все равно - потом.
Синдром отложенной жизни.
Мама умерла внезапно.
В начале января.
В этот день мы собирались к ней всей семьей. И не успели.
Я была оглушена. Растеряна.
Никак не могла взять себя в руки.
То плакала навзрыд. То была спокойна как танк.
Я как бы не успевала осознавать, что происходит вокруг.
Я поехала в морг.
За свидетельством о смерти.
При нем работало ритуальное агентство.
Я безучастно тыкала пальцем в какие-то картинки с гробами, атласными подушечками, венками и прочим. Агент что-то складывал на калькуляторе.
- Какой размер у усопшей? - спросил меня агент.
- Пятидесятый. Точнее сверху пятьдесят, из-за большой груди, а снизу ...- зачем-то подробно стала отвечать я.
- Это не важно. Вот такой набор одежды у нас есть для нее, в последний путь. Можно даже 52 взять, чтобы свободно ей было. Тут платье, тапочки, белье...
Я поняла, что это мой последний шоппинг для мамы.
И заплакала.
- Не нравится ? - агент не правильно трактовал мои слезы: ведь я сидела собранная и спокойная еще минуту назад, а тут истерика. - Но в принципе, она же сверху будет накрыта вот таким атласным покрывалом с вышитой молитвой...
- Пусть будет, я беру.
Я оплатила покупки, которые пригодятся маме в день похорон, и поехала в её опустевший дом.
Надо было найти ее записную книжку, и обзвонить друзей, пригласить на похороны и поминки.
Я вошла в квартиру и долга молча сидела в ее комнате. Слушала тишину.
Мне звонил муж. Он волновался. Но я не могла говорить. Прямо ком в горле.
Я полезла в сумку за телефоном, написать ему сообщение, и вдруг совершенно без причин открылась дверь шкафа. Мистика.
Я подошла к нему. Там хранилось мамино постельное белье, полотенца, скатерти..
Сверху лежал большой пакет с надписью "На смерть".
Я открыла его, заглянула внутрь.
Там лежал мой подарок. Белая блузка на новый год. Белые тапочки, похожие на чешки. И комплект белья. Тот самый, за пять тысяч.
Я увидела, что на лифчике сохранилась цена. То есть мама все равно узнала, что он стоил так дорого.
И отложила его на потом.
На лучший день ее настоящей жизни.
И вот он, видимо, наступил.
Ее лучший день.
И началась другая жизнь...
Дай Бог, она настоящая.
Сейчас я допишу этот пост, умоюсь от слёз и распечатаю дочке Принцессу.
Пусть она таскает ее за волосы, испачкает платье, потеряет корону.
Зато она успеет.
Пожить настоящей жизнью уже сегодня.
Настоящая жизнь - та, в которой много радости. Только радость не надо ждать. Ее надо создавать самим.
Никаких синдромов отложенной жизни у моих детей не будет.
Потому что каждый день их настоящей жизни будет лучшим.

Давайте вместе этому учиться - жить сегодня.

Автор статьи Ольга Савельева.
Я нашла эту статью благодаря замечательному человеку Наталии Бучацкой.

четверг, 5 января 2017 г.

Что-то кроме тазика с оливье


Гуляя по просторам всемирной паутины, споткнулась о весьма интересную статью психоаналитика из Екатеринбурга Сергея Зубарева "Сарказм рока", в которой анализируется феномен популярности фильма "Ирония судьбы...". Предлагаю к прочтению. 

Любой коммерческий проект основывается на изучении потенциального рынка, и кино – не исключение. Легко предположить, что отправной точкой маркетинга «Иронии судьбы. Продолжение», послужила «всенародная любовь» к «Иронии судьбы», а доказательством таковой любви, - количество телепоказов. Хотя многолетнее «традиционное» повторение может свидетельствовать не столько о любви, сколько о невротической навязчивости, попробуем исходить из более романтичной гипотезы.
Вспомним только возраст, в котором дети требуют не новизны в сказках, но скрупулезного их повторения. Это укажет на глубину регрессии, в которой пребывают постоянные потребители «Иронии судьбы» и на актуальную для них проблематику постоянства объекта. Это когда твоя квартира вдруг оказывается не твоей и надо как-то пережить это шизоидное расщепление.
Что еще характерно для зрителей, востребующих (любящих) именно такой фильм. 
Что именно притягивает их в «Иронии судьбы». Какие глубинные фантазии? Отклики каких травм?
Художественных достоинств двух фильмов касаться не будем, тем более что у первого и второго они трудно сопоставимы. Сосредоточимся на характерах и ситуациях, резонирующих с общей ситуацией и ментальностью «позднего совка». 
Главные герои одиноки и живут с матерями, хотя им уже далеко за тридцать. Весьма характерная ситуация российского материнско-детского симбиоза. Мальчик Женя Лукашин давно исполнил свою фантазию об обладании матерью. Уже долгие годы живет он с мамой, но обретенный рай явно ущербен. Сексуальность героя, в силу инцестуозных запретов, естественно, подавлена. Снижение внутреннего напряжения происходит стандартнейшим российским способом – пьянкой. Однополая – гомоэротическая компания, в которой герой годами безуспешно отмывается, убедительно показывает его принципиальную неготовность к глубоким и длительным гетеросексуальным отношениям. Проще говоря, женщина для Жени – источник сильнейшей тревоги. Но мама требует жениться, одобрила кандидатуру, все приготовила для праздничного соития. Показательно, что Женя в бане сообщает собутыльникам, что он сегодня женится. О ЗАГСе, конечно, речь не идет. Женитьбой Лукашин высокопарно называет намечающийся трах. Уложиться придется до прихода мамы. Невероятно торжественная задача для мужика на четвертом десятке. Но тут начинает действовать классический, знакомый каждому аналитику, механизм сопротивления. Нет нужды здесь подробно описывать, сколь изобретательно этот бессознательный механизм эксплуатирует всевозможные случайности и совпадения, более того, создает их. Известно: там, где встречается наворот случайностей, ищи сопротивление персонажа. 
Наш персонаж Лукашин, стремительно напиваясь, перекладывает решение на собутыльников, а компания полуголых мужиков резонно решает, что жениться Жене сегодня не надо.
Исходное совпадение – тождество адресов, дверных замков и схожесть интерьеров жилища на поверхности объясняется запредельной стандартизацией советской жизни. 
Но, если рассматривать совпадение как проявление бессознательного, то какие же фантазии воплотились столь радикально?
Заметим, что похмелье есть не побочный продукт «русского веселия», а главный эмоциональный итог, цель пития. Это возврат в столь родное для россиян состояние отверженности и униженности, в котором невыносимая тревога тотального сиротства переливается во вполне выносимый «бодун». 
И вот, через похмелье реализуется бессознательная, но актуальная фантазия Жени Лукашина: Квартира – стандартная, то есть, обиталище нашего героя вполне устраивает, ведь в симбиозе и должно быть тесно. Только вместо старой матери – молодая, красивая и вполне беззащитная.
На обнаружившегося Ипполита у Жени мгновенно срабатывает характерный «ложноэдипов» рефлекс. Не прошедшие подлинного эдипова конфликта инфанты пребывают в иллюзии своего всемогущества и заранее обеспеченной победы. Ее обеспечивает позиция матери, «посвятившей» себя сыну.
Лукашин, опираясь на свой параэдипальный опыт, сигнализирует Наде: я такой беспомощный, со мной нельзя обращаться жестоко. Я – несчастное дитя. И Надя, точно реагируя на инфантильный посыл Лукашина, тормозит агрессию Ипполита. Тем более, что его агрессия и без того заторможена. 
Физически изгнав Ипполита, Лукашин продолжает магически-символическую борьбу за уничтожение его портрета. Этот бытовой вудуизм, характеризует подлинный ментальный уровень любимого героя.
Материал фильма не дает прямых указаний, но распространенный в России материнско-детский симбиоз подсказывает, что отцовскую инициацию Женя Лукашин не прошел. Не столь уж важно, знал Женя своего отца, или нет, ушел тот от матери, или она его выгнала, умер он, геройски погиб, или где-то живет в безвестности, – в актуальном настоящем Жени Лукашина нет следов сильного Отца.
Вот это очень русский тип: мамин сын. Эти дети не амбициозны. Объясняется это вовсе не скромностью, интеллигентностью, или там, внутренней гармонией. Просто у них в отсутствие конкуренции с отцом не сформировался мотивационный механизм. Им уже нечего желать: мать получена в безраздельную собственность, и творчество всякое, карьера, даже деньги им не очень нужны. Более того, деньги они на словах презирают, а в глубине души просто боятся.
Если даже они приобретают квалифицированную профессию – вроде врача или преподавателя, успеха в ней не достигают. Приемы социальной адаптации у них, так или иначе, связаны с педалированием своей убогости. Они очень снисходительны к себе, и подлость их – вроде как не подлость, и ложь – не ложь, и присвоение чужого обосновывается легко: им нужнее. Они очень агрессивны в отношении мужчин матери, - потенциальных отчимов. Но в большом социуме они неизбежно сталкиваются с инициированными мужчинами, с настоящими отцами и терпят поражения. В связи с этим органично развиваются такие черты как завистливость и мстительность.
Все перечисленные качества легко обнаруживаются у всенародно любимого Жени Лукашина. Характерна даже фраза, которой он пытается разрешить конфликт, вызванный своим появлением: «Я вам сейчас все объясню!» Фраза высокомерного самодовольного и толстокожего персонажа. Ведь ее прямой подтекст таков: «Вы все тупые, ни черта не понимаете, а я – понимаю правильно, поэтому заткнитесь и слушайте меня». В острых ситуациях она способна только провоцировать агрессию. Чуткий человек, даже не знакомый с теорией и техникой поведения в конфликтных ситуациях, будет исходить из реального состояния другого.
Итак, с бодуна – своя хата, подходящая баба, которая внешне строга и даже слегка поколачивает невменяемого сыночка, чем сразу актуализирует его «укоренение». Удобно. 
Реакция Нади так же тривиальна: новоявленное дитя обречено стать дороже слабой нерешительной отцовской фигуры Ипполита. 
Все это Ипполит потом выложит главным героям, когда сам сорвется в состояние опьянения от своей нелюбимости. Скажет правду, которая несколько дезавуирует себя способом изложения и маркируется тоже как пьяное чудачество. Зачем эта правда, когда тут цветут такие романтические фантазии! Огромная зрительская масса голосует за чистую романтику!
Физическое столкновение соперников смешно. Судя по габаритам и состоянию, Ипполит должен был просто выбросить Лукашина из квартиры, тут бы и фильму и мифу конец. Не сомневаюсь, что из очереди за пивом он бы легко его вытолкал.
Но Ипполит - не отец, он правильный старший брат с массой запретов. Он стремится заслужить любовь женщины, или матери, или общества – все равно, - правильными поступками. Его естественная агрессия давно парализована на корню шантажирующей матерью. А Женя – единственный сын, свободно берущий свое, и не только. В нем - неотразимое для русских матерей сочетание наглости и жалкости. Поэтому большой, разумный Ипполит вязнет в сетях материнского запрета на проявление агрессии, и закономерно изгоняется на мороз. 
Показательна двойственность поведения Нади. Она одновременно пытается уйти под защиту Ипполита, демонстративно прижимается к нему, заслоняется им, поддразнивая Лукашина, но тут же кастрирует своего защитника, категорически запрещая любую агрессию. Проще говоря, милая Надя демонстрирует классическое шизофреногенное поведение по отношению к Ипполиту, а по отношению к Лукашину – соблазняющее.
Тактика выгодная: Ипполита всегда можно упрекнуть: ты не смог достойно защитить меня! А Лукашина можно поддразнить: ты был недостаточно настойчив (решителен, смел) И то правда, вся решительность Лукашина сводится к истерическим эскападам – выбрасыванию портрета, разрыванию билетов, и тому подобному геройству.
Потом вдруг Надя берет на себя объяснение Ипполиту явление Лукашина. При этом она отчаянно суетится, обнаруживая все признаки вины. Откуда бы взяться этой вине, если не было сопровождающей фантазии, скажем о принце-избавителе в семейных трусах? Тягостные, вязкие отношения с Ипполитом сложились ведь таковыми не только по его вине. Вспомним некоторые свойства сопротивления, и явление Лукашина в квартире Нади перестанет казаться абсолютной случайностью. Это просто вариация на тему выбора недоступного объекта. Тогда, заметим, и быстрый развод Жени и Нади, заявленный в продолжении и так расстроивший многих зрителей, становится самым логичным вариантом. 
Одиночеству Нади фанаты фильма сострадают особенно глубоко, ведь она такая типичная жертва «отсутствия настоящих мужчин»! Ирония судьбы, собственно в том и состоит, что в качестве вымечтанного принца она (судьба) опять подкладывает героине негодный объект. Так и бывает, если человек не предпринимает внутренних усилий для развития, а ждет внешних изменений жизненной ситуации. 
Инфантильность Нади не так заметна, как лукашинская, в силу нарциссической окукленности героини. Она жестко «держит фасад», сама на себя любуется, копит обиды и лжет, как дышит. Ну, вот зачем ей представлять Лукашина в качестве Ипполита? Страшно признать перед своей гомоэротической компанией свою несостоятельность? То есть лжет она, в основном, самой себе. И благоприятный вариант жизненного сценария для нее маловероятен.
Закономерно появляется мать Нади и выдавливает, наконец, Лукашина.
Ну, тут неизбежен у зрителей всплеск сепарационной тревоги почти смертельной силы. И мучительно хочется, чтобы у этих непутевых героев что-то «срослось». Хеппи нью еа и энд в одном флаконе.
Зрительским инфантильным фантазиям была дана свобода на треть века.
Но создатели продолжения «Иронии» выбрали наиболее вероятный вариант развития событий.
А что еще могло быть на экране? Благолепная мудрая родительская пара, отправляющего тридцатилетнего отпрыска на поиски дочери Ипполита и Гали? 
Даже Л.Н.Толстой расписался в бессилии изобразить счастливую семью. В кино это делается пунктирно: через признаки материального изобилия, высокого статуса, лакированных детишек, и эпизодическую супружескую нежность. Делается намек на изначальную гармонию, которая сей час же будет нарушена для запуска интригующего сюжета.
Поэтому последуем фактам, заявленным и показанным в «Продолжении» и восстановим неявную логику событий.
Союз столь инфантильных персонажей, как Женя Лукашин и Надя Шевелева не мог быть долговечным. Финальная фраза Надиной свекрови обернулась своим зловещим смыслом. Наиболее типичная причина разрыва в подобных ситуациях – невозможность мужа стать мужчиной для жены, поскольку он остается ребенком для своей мамы. 
Невестка пришлась свекровке на один зубок. Надя копила обиды, обвиняла Евгения в отсутствии заботы и защиты. Мама Евгения постоянно попрекала Надю связью с Ипполитом и сравнивала с Галей в пользу последней. Усилий по улучшению жилищных условий и материального положения Женя наверняка не предпринимал, - а зачем ему это? Он даже деньги Наде за билеты из Ленинграда наверняка не отдал, - а зачем, если у них любовь? Надя, накопив «критическую массу» обид и претензий, обвинила Лукашина в предательстве и отбыла на свою улицу Строителей.
Женя, несомненно, по указке мамы, наскоро женится для обеспечения той потомством. Обеспечив, естественно, развелся. Схему воспитания легко домыслить, поскольку продукт ее очевиден. В Константине Евгеньевиче все та же лукашинская наглинка, подлинка и прагматичная инфантильность. Полная идентификация с отцом: и по профессии, и по компании собутыльников. Странно, что в баню он ходит не со сверстниками даже. Есть изъян: патологическая алкогольная интоксикация. Позор для семьи алкашей. Лик Лукашина старшего не позволяет усомниться в характере любимого досуга.
Правда, в заветную квартиру Лукашин младший проникает вполне трезвым криминальным способом. Ни намека на извинительную рассеянность папы с универсальным ключом.
Подленькая имитация жалобы жильцов, которой он нейтрализует Ираклия, никак не тянет на милую шутку. 
(Кстати, «гелиевый тембр» нестоек и трехлитрового шарика на длинный монолог не хватит) Все, что у папы с грехом пополам сходило за пьяную неловкость, у сына оказывается осознанной, продуманной ловкостью.
Остается догадываться, что наболтал за кадром Константину трикстер-искуситель дядя Паша. Он изящно провоцирует проявление подлинного отношения Константина к отцу. «Ты папу любишь?» Ответ предельно выразителен, но вслух Костя не может дать иного ответа, кроме положительного. И тут же последовало самонаказание в виде порции алкоголя. 
Далее искуситель приоткрывает сыну семейную тайну, которую от него скрывал отец. Дело в том, что Константин зачат папой с нелюбимой женщиной. Тут же намек на слабость отца: он был брошен любимой.
Так что прибытие сына по сакральному адресу: СПб, 3я улица строителей, 25 кв.12, - есть попытка проникнуть в ядро семейного мифа. Константин намеревается сделать то, чего отец не смог. Доказать свою мощь, свою потенцию. Но какова стратегия «захватчика»? Да все та же, папина эксплуатация собственного убожества, жалкости. Впрочем, на потомственную Надежду это постыдное кривляние действует завораживающе. Через совковое похмелье у Константина уже прорываются отчетливые «шариковские» подвывания: «ИХ легко любить. ОНИ успешные и богатые!»
Шикарная реплика, отчетливо ускорившая динамику отношений новой сладкой парочки.
ОНИ, то есть, Ипполиты и Ираклии. Ираклии по Лукашину должны быть с крючковатыми носами. Всплеск ксенофобии даже не столько этнической, сколько «классовой». Полюби меня черненьким, и так далее. 
Работящие успешные, конечно, достойны только осмеяния. Смеховой эффект в отношении Ираклия создается искусственным приемом: Человек, умеющий разговаривать с множеством людей одновременно достоин, как минимум, уважения. Очевидно, что Ираклий умеет действовать эффективно. Он успевает решать производственные проблемы, уговаривает Ипполита, очень конструктивно выпроваживает Константина. Но актер, видимо по установке режиссера, исключает все естественные невербальные сигналы, которыми в реальной жизни адекватный человек дает понять окружающим, с кем именно он сейчас контактирует, а кого просит извинить и чуть подождать. Повторюсь, в жизни такая занятость собеседника может напрягать, но вполне объяснима и извинима. Но зрителям подсовывают симулякр. Актер намеренно смешивает собеседников и достигает бергсоновского машинного комизма. Как такого Ираклия не унизить: «Если ты не вернешься к полуночи, Новый Год я буду встречать с ним!» А если вернется, что-то изменится, Костик пойдет на мороз?
То есть, любовь, по мнению героев двух «Ироний» и, главное, огромного числа российских зрителей, не должна никак сочетаться с усилиями, заслугами и достоинством.
Правда, без всего этого семьи Женечек и Наденек идут прахом от малейших испытаний, но это уже – за кадром.
Таксистка прямо озвучивает свое материнско-детское понимание любви. Любят ни за что. Просто стань ребенком, и тебя полюбят. Продолжим логику: стань жалким, пьяным, несчастным, невезучим (а внутри – хитрым, манипулирующим).
Мужская стратегия обретения женщины - быть сильным, надежным, защищающим и, вдобавок, успешным – в России не в цене. Подавляющее большинство пользуется инфантильной стратегией. Но обретается при этом не женщина, а мать. Дурные сценарии передаются из поколения в поколение, что фильм второй блестяще доказывает.
Культовыми подобные истории могут стать только в обществе тотальной безотцовщины, в стране нелюбимых детей, которые мечтают о «чудесной» встрече, волшебным образом изменяющей их унылое существование, и не желающих понимать, что любовь – это душевная работа на всю жизнь. 
Разве не удивительно общество, в котором ложь легко прощается, а правда – ни за что, убогость – синоним нравственной чистоты, а успех и богатство – грех и грязь? Короче говоря, общество любителей иронии судьбы. 
Что дальше?
Конечно, продемонстрировав из лифта свое ментальное одряхление, Женя обрел себе шикарную сиделку на старость. Он был настолько жалок, что Надя не могла не соблазниться. Вот только чем? Лукашин воображает, что Надя едет лелеять его на старости. Но, поскольку никакой внятной мотивировки ее второго пришествия авторы фильма не дают, приходится обращаться к стандартным жизненным сюжетам. 
Место мамы свободно. Надя, переполненная обидой и кипящая возмущением – это в фильме очевидно, возвращается в дом Лукашина брать реванш. Запаса тяжеленных чувств: обиды, ревности, гнева, жажды мести хватило на тридцать два года! Наивно думать, что теперь они, никак не отреагированные, куда-то исчезнут. Конечно же, они обрушатся на предателя. Лучший исход для него, Если Надя снова сбежит в СПб. Есть шанс отделаться простатитом и геморроем. Если останется, - ему конец, он превратится в «овоща», и сиделку он получит, но слишком больно мстящую.
Через несколько лет можно будет снять еще один трогательный фильм, где невменяемого Лукашина отправят для прикола в морг. Вот уж где он развернется.
Ну, а каковы перспективы младшей пары? Что может ждать потомственного неудачника, плохого врача (на это указано в фильме) и предельно инфантильную особу, ведущим мотивом которой является – поступить вопреки воле родителей, то есть, «назло врагам». Все по-щенячьи, и ни намека на мощь и самостоятельность. 
Утешает одно – они разбегутся до рождения ребенка.
Эдипова тема так и не развернулась между героями фильмов. 
Но между фильмами тоже иногда складываются свои отношения. И не исключено, что фильм второй - «про детей» по отношению к фильму первому - «про родителей» может сыграть свою «эдипову» роль, то есть убить его. Первая ирония – фальшивая сказка - имела право на существование именно в силу своей недосказанности. Вторая порция «иронии» все досказала в самом унылом виде и едкий сарказм, образовавшийся при сложении двух ироний, лишает зрителя веры в волшебное продолжение новогодней сказки. Может быть, пора взрослеть?
Психоаналитик Сергей Зубарев

понедельник, 5 сентября 2016 г.

Для размышлений...

"Помню, как совсем ещё ребенком впервые мыла пол в деревенском бабушкином доме. Очень старалась. Вымыла - доски аж сияют в лучах солнца. Позвала бабушку. Бабушка пришла, посмотрела, потом молча подошла к кровати, подняла покрывало, свисавшее почти до пола, опустилась на колени и тихо позвала меня. Я подошла, опустилась рядом с ней и недоумевая заглянула под кровать.
Там, среди пушистых комочков пыли и засохших травинок, от недавно сушившегося донника, лежал мой, потерявшийся пару дней назад, носок.
- Если убираешь - всегда убирай так, чтобы там, где не видно было чище всего! Хорошо? - мягко спросила она.
- Хорошо, бабушка.
С тех пор прошло много лет и сегодня рядом со мной уже нет бабушки. Деревенский дом покинут... Но до сих пор, вспоминая те бабушкины слова, я часто думаю о "тёмных уголках" наших душ и о "блестящих поверхностях" наших жизней, выставленных напоказ...
И тихим, нежным и строгим одновременно, как еле слышное, неземное эхо, приходит бабушкин голос...
- Хорошо?..."
Отрывок Ия Латан "Дом в старом саду"

суббота, 13 августа 2016 г.

Сказка о привязанностях

- Ах, что это вы делаете? Зачем это вы ко мне веревку прицепляете?
- Исполнители мы. Из Небесной Канцелярии. Сейчас тут будет реалити-шоу — ваши желания исполнять будем.
- Ну так пожалуйста, исполняйте! Это мне очень приятно! Только веревка при чем?
- Велено ваши желания исполнить в буквальном смысле слова. Вы вот, например, к своему мужу, Петру Николаевичу, привязаны? И мечтаете, чтобы он к вам так же крепко привязан был?
- Ах, конечно, очень даже мечтаю! Это же муж мой, любимый и единственный! В семье все должны быть привязаны друг к другу – не разлей вода!
- Ну вот, значит, привяжем вас сейчас вот этой веревкой, чтобы, стало быть, не разлей вода до гробовой доски…
- Ну ладно, это пусть. Даже хорошо, если до гробовой доски! Мы с ним в жизни так и отражаем всякие напасти, спина к спине.
- Хорошо, спина к спине и привяжем, отражайте на здоровье.
- А к запястьям веревки зачем прилаживаете?
- К родителям своим привязанность испытываете?
- Конечно! А как же! Это же родители! Я к ним с самого детства очень привязана!
- Ну, значит, все правильно. Слева мама, справа папа – теперь между вами неразрывная связь.
- Да? Хорошо, и родители пускай со мной будут. Слева и справа – как славно-то! Прямо как в детстве…
- А теперь спереди позвольте, к животу веревку приладить…
- А это для кого?
- Для детишек ваших. Вот сынок, вот дочурка, а веревка – вроде пуповины. Теперь можете прижимать их к груди, сколько захотите. А можете и не прижимать – они и так никуда не денутся.
- К ребятишками своим я привязана – просто слов нет как! Солнышки мои, лапочки! Для них и живота не жалко.
- Дайте-ка вот сюда веревочку накинуть…
- Неудобно на шею-то… Как удавка… Это вы кого мне цепляете?
- А это ваши обязательства. Кредиты, долги и все такое прочее. Вы же связаны разными обязательствами?
- Связана, еще как связана! Только как без этого? Хочется ведь пожить по-человечески, вот и влезаю и в долги, и в кредиты.
- Слишком уж вы к материальным ценностям привязаны… Сами себя душите!
- Да нет, ничего, нормально. Расплатимся как-нибудь. Только вот неудобно, что на шее…
- Не сильно давит?
- Ну, если не двигаться, то не сильно. А при движении, конечно, дыхание перехватывает. Ну ладно, я приспособлюсь как-нибудь.
- Так, дайте-ка вашу ногу, и сюда еще веревочку, на лодыжку…
- А это для кого так низко?
- А это для всяких мелких привязанностей. К собачке вашей, к телевизору, к «Одноклассникам». Привязаны ведь?
- Нуууу… В общем, наверное, да. К собачке так особенно. Она как член семьи! Да и «Одноклассники» тоже. А уж герои сериалов! Переживаешь за них, как за своих.
- Конечно-конечно! Мы понимаем, привычка – вторая натура. Ну вот, готово!
- И что теперь?
- А теперь – наслаждайтесь, двигайтесь, гуляйте, отдыхайте, работайте! В общем, живите!
- Постойте! Но это же неудобно – вот так, с веревками. Как нам двигаться? Мы же запутаемся!
- Запутанные привязанности – не такая уж и редкость. Зато потом распутывать можно, некоторым даже интересно.
- Не уверена, что мне это будет интересно. И потом… Движение очень ограничено. Все время приходится оглядываться, сопоставлять свою скорость с другими…
- Это неизбежно. Придется. Вы же в связке.
- Что в связке, то в связке… Связаны по рукам и ногам!
- Так привязанности как раз этим и отличаются – связывают по рукам и ногам! Придется потерпеть!
- Так, дети, вы куда рванули?! Тише, тише! Вы же меня с ног собьете! Я за вами не поспеваю! Да стойте же, кому говорю!
- Дети не могут стоять, им надо двигаться вперед. И ускоряться! Иначе они никогда не вырастут.
- Петя, Петруша! Ты там как? Я тебя не вижу! И отношения твоего не чувствую!
- Да тут я, тут, никуда не делся. Только вот простора нет. Руки связаны!
- Ладно, потерпишь. Не маленький! Мама, папа, а вы куда это в разные стороны ринулись?
- Доченька, а мы расходимся. Тебя вырастили, долг родительский выполнили, теперь будем жить по отдельности.
- Как? Почему? Погодите, вы же меня сейчас надвое разорвете! Я же к вам обоим одинаково сильно привязана! Не делайте этого!
- Прости нас, дочь, но мы так решили! Ты взрослая, у тебя своя семья есть. У нас своя жизнь, а у тебя своя.
- Ой, мамочки, больно-то как! Петр! А ты куда там рвешься? Ты мне сейчас хребет сломаешь! Ууууу, захребетник!
- Неудобно мне. Руки затекли, и ноги тоже. Вообще света белого не вижу. Не хочу я этой привязанности, ну ее. Свободы охота. Сейчас сорвусь с поводка и пойду налево.
- Дети! Да не спешите же вы так, мамочке больно! И мелкие привязанности мешают, тянутся за мной, как хвост. Как кандалы у каторжника!
- Хоть и мелкие, а много их у вас. Их и правда за собой таскать – каторжный труд. Но придется!
- Что значит «придется»??? Мне детей догонять надо, а они меня назад тянут! И родители не вовремя расходиться надумали. Петя, Петя! Ну ты-то что молчишь??? Неужели тебе все равно???
- Осторожно, так вы можете себе руки-ноги повредить.
- Да что там руки-ноги, я сейчас вообще на части рассыплюсь! Я двигаться не могу – они же тянут каждый в свою сторону! Отвяжитесь вы от меня! Слышите, отвяжитесь от меня все!!!
- Секундочку… Спокойно! Сейчас мы вам поможем. Все, отвязываем.
-Ффуууу, сразу полегчало… Слушайте, вы, исполнители царя небесного! Что это за шоу вы мне тут устроили?
- Реалити-шоу, называется «Мои привязанности». Ну и как впечатления?
- Жуткие впечатления! Я чуть с ума не сошла! Зачем это все?
- Исключительно для того, чтобы наглядно показать вам действие привязанностей. Вам кажется, что быть привязанной – это хорошо и проявление любви, а на самом деле это проявление эгоизма и ограничивает свободу – как вашу, так и ваших близких. Именно поэтому вся ваша система становится неповоротливой и статичной. Каждый испытывает досаду из-за того, что не может двигаться непринужденно, и поэтому стремится вырваться, уйти, отвязаться.
- То-то у меня детки такие отвязные… Выходит, чем больше я к ним привязываюсь, тем сильнее они хотят отвязаться?
- Так и выходит. И если однажды вы услышите от кого-то из них «да отвяжись ты, мама!», не удивляйтесь.
- Знаете что? Забирайте-ка вы все свои веревки. Забирайте, забирайте! Они мне больше не понадобятся.
- Точно?
- Точнее некуда! Будем считать, что я разобралась со своими привязанностями. Так-то посмотришь – вроде тесный круг родных и близких, а приглядишься – все куда-то рвутся, и сердце из-за этого на части рвется. Пусть уж лучше так, по доброй воле будут рядом. Или даже не рядом. Но только без веревок!
- Вы действительно этого хотите?
- Да, да! Теперь-то я на своей шкуре испытала силу привязанностей… Лучше уж без них!
- Ваше желание принято к исполнению. Небесная Канцелярия, реалити-шоу, всегда в эфире! А вы еще не избавились от своих привязанностей? Тогда мы идем к вам!

Сказочная жизнь от Эльфики

пятница, 29 января 2016 г.

Автоледи: дань моде или житейская необходимость

Пару дней назад мой давний товарищ признался, что старается на дороге избегать встречи с маленькими красненькими (розовенькими и пр.) машинками, то есть, старается не перестраиваться в ряд, где едет подобный автомобиль, не ехать сзади. На мой недоуменный вопрос о причинах такого недоверия к цвету, я получила ответ, что за рулем таких машинок сидят «макаки с гранатами». Моим мгновенным желанием было фыркнуть в ответ и наговорить едких словечек, ведь я уже почти 10 лет езжу за рулем, пусть не маленькой красненькой машинки, но все же вхожу в разряд автоледи, т.е. тех самых "макак". Однако, решив не портить отношения, я стала разбираться откуда взялась такая нелюбовь к женщине за рулем. Почему от презрительных высказываний и анекдотов страдают именно автоледи, ведь среди водителей троллейбусов, к примеру, много женщин? При этом никто не шутит, не сомневается в их профессионализме, а ведь управлять таким крупным транспортом весьма непросто. Также давно замечено, что на автомобиль, совершающий на дороге какой-либо странный маневр или ведущий себя непредсказуемо, практически всегда моментально вешается ярлык "баба за рулем" или "дура с накрашенными губами". Странно и обидно. В России женщины освоили автомобиль давно. И не только автомобиль, но и самую разнообразную подобную ему технику. Тетушка моей одноклассницы проработала на стройке крановщицей. По ее словам, там работали и мужчины, и женщины, никакой конкуренции не было. Про общественный транспорт уже говорили. Почему же женщина за рулем личного автомобиля стала объектом шуток вроде этой - "женщина за рулем - богиня, прохожие начинают креститься, водители - читать молитвы"? На самом деле, ответ на этот вопрос известен. Напомним, что женщины, хоть и осваивали успешно разнообразную технику, настоящими участниками дорожного движения стали не так давно. В СССР личный автомобиль был далеко не в каждой семье. Кто сидел за рулем этого предмета роскоши? Конечно, глава семьи - муж, отец, сын. Женщина скромно занимала место рядом. Сегодня, большей части сидящих за рулем мужчинам от 30 до 60 лет. И в них еще очень сильно то, что когда-то было правилом, заложенным и впитанным с детства - за рулем сидит глава семьи. Дама за рулем в глазах мужчины – вовсе не вызов дорожному движению или мужским способностям справляться с любой техникой, а вызов тем «прошлым» устоям и правилам, еще имеющим немалый вес в нашем обществе. Правила просты: глава семьи, хозяин, добытчик - мужчина. Женщины, освоившие личный автомобиль, вторглись в то личное мужское пространство, которое раньше считалось неприкосновенным. Вот откуда презрительные ухмылки в сторону женщин за рулем. Кстати, в европейских странах, где женщины стали владелицами личного транспорта примерно на 20 лет раньше, пренебрежительного отношения к автоледи либо нет совсем, либо оно присутствует совсем незначительно. Так что, еще лет двадцать нам нужно подождать, чтобы ни у кого даже мыслей не было о том, что "автоледи уверена в себе только тогда, когда видит своё отражение в трёх зеркалах автомобиля". И, конечно, хотелось бы упомянуть о статистике. Исходя из данных самых различных исследований, женщины являются гораздо более аккуратными водителями, чем мужчины. Женщины практически никогда не водят машину в состоянии опьянения. Женщины предпочитают не нарушать правила дорожного движения, редко превышают скорость. Женщины часто едут медленно, так как боятся упустить какой-нибудь важный момент в дорожном движении. Автоледи примерно в два раза реже мужчин попадают в аварии. А сотрудники ГИБДД утверждают, что в экстремальных ситуациях на дороге, поведение водителя зависит от быстроты реакции, характера водителя, опыта вождения, а не от того, кто за рулем - мужчина или женщина. Так что, дорогие дамы, не сомневайтесь в своих способностях к вождению. Будьте аккуратны, внимательны, у вас все непременно получится. А менять свечи и переодевать резину можно и в автосервисе. Вы ведь согласны с тем, что для того, чтобы варить отличный кофе, не обязательно разбираться в устройствах кофеварок?

вторник, 26 января 2016 г.

Как избавить ребенка от агрессии

Очень часто на улице можно увидеть такую картину, когда малыш 2-3 лет отчаянно бьет свою маму, кричит и топает ножками, а та в ответ тоже не него ругается, пытаясь успокоить. Это самый яркий пример детской агрессии, который мы видим почти каждый день. Детская агрессия может выражаться в драке с кулаками и криками, однако это еще не все. Ребенок, который подвержен такому состоянию, может просто быть непослушным, делать все наперекор родителям, специально разбрасывать игрушки, тогда, когда ему говорят их убрать, ломать и топтать их и так далее. Но самое худшее то, что ведя себя таким образом, ребенок начинает попадать в неприятные ситуации не только в кругу семьи, но и в садике, а затем и в школе. Конечно, если вовремя не будут предприняты правильные действия со стороны родителей. Более того, если никто не укажет ему правильного пути развития, он может привыкнуть к тому, что все, что ему нужно, можно добиться силой. Не удивительно, что став немного старше, он не преминет ударить и мать (хотя это он может начать делать и в те самые 2 годика). А это уже обратится более серьезными проблемами в будущем. Нет единой причины, которая вызывает детскую агрессию, но у нее всегда есть свой источник. 
Первый и самый частый – это повторение поведения родителей. Дело в том, что многие взрослые замечают только плохое поведение своих детей, но при этом абсолютно не анализируют свои поступки. К примеру, рассердившись, мать сама может накричать на родных или громко хлопнуть дверью. Ребенок, который в возрасте 2-3 лет является очень восприимчивым, понимает, что так и надо делать, когда злишься. То есть сам по себе он вроде бы не плохой, но просто старается быть таким же, как и взрослые, которые его окружают. Поэтому, первое, на что нужно обратить внимание  – это на то, как вы сами себя ведете и что делаете в той или иной ситуации.
Второе, что часто вызывает агрессию у детей – это обыкновенная усталость. Маленький ребенок еще не умеет различать разные чувства и эмоции, порой просто не знает, как их можно выразить, а потому устав, начинает елозить или делать пакости.
Сюда же стоит отнести раздраженность, страх, чувство тревоги. Малыши очень чуткие, а потому сразу же реагируют на все, что происходит в доме. Если обстановка в нем вдруг меняется и становится прямо-таки накаленной (к примеру, взрослые поругались), он начинает разряжать ее самостоятельно, но только теми методами, которые ему известны. Хотя бывают случаи, когда родители уверяют, что дома ничего подобного нет и ребенка они вроде как «правильно» воспитывали, а он ни с того, ни с сего вдруг стал очень активным, да и вообще задиристым. Тут можно привести еще несколько причин такого поведения.
Возможно, его недавно отдали в садик, где ему еще предстоит ко всему адаптироваться и научиться проявлять себя в коллективе. Или, может быть, добросердечные бабушки и дедушки попросту разбаловали маленького командира, которому стоит только закричать, как ему сразу же дают, все, что ему было нужно, лишь бы он помолчал. Если вы заметили у своего малыша подобные признаки, не нужно считать их «не страшными» и теми, что «пройдут с возрастом». Они никогда не проходят бесследно и всегда откладывают свой след на психике ребенка. Потом, когда он вырастет, он начнет срываться уже на друзьях, родителях и на семье. Это выльется в то, что он будет считать такое поведение нормой, а потому физическое наказание своих собственных детей он уже не будет считать чем-то запретным или недопустимым.
Пожалуй, самое главное условие в борьбе с агрессией – это ее полное исключение из жизни малыша. Естественно, мы не можем предусмотреть все события, однако по мере возможностей, нужно сделать так, чтобы ребенок больше не сталкивался с такими примерами. Скажем, перестать бить его по попе (а это делает большинство родителей), не кричать на него и учиться применять абсолютно другие способы воспитания.
Вместо того чтобы в очередной раз взять в руки ремень, нужно собраться и подойти к ребенку с намерением объяснить ему, что он сделал неправильно и почему. Возможно, он просто еще не знает о том, что так делать нельзя. Поэтому ему надо все рассказать в доступной для него форме.
Следующий шаг – это выбор более щадящего метода наказания, если так можно выразиться. К примеру, отныне при каждом плохом поступке вы будете сажать его на стульчик минут так на 5-10. Это заставит его посидеть немного, успокоиться и обдумать свои действия. Однако тут есть важное условие: выбранный метод необходимо повторять регулярно при любом непослушании, так ребенок запомнит и поймет, что если он сделает что-то не так, то вместо игры будет сидеть на одном месте.
Запомните, что ругать малыша спустя длительное время или вообще не следующий день после того, как он что-то натворил – это пустая трата времени. Все надо делать вовремя, а еще лучше сразу. Так как со временем он просто забудет, что же он такого сделал, что мама опять недовольна. Его мир вовсе не такой как наш и любые свои действия он воспринимает по-другому. Все кажется большим и значимым, и среди всего этого до окончания дня он может совершенно забыть о том, что же было утром.
Учите малыша справляться со своими гневом другими методами. Никто из нас не может быть застрахован от такого чувства как гнев и раздражение. Держать их в себе – тоже не выход. А потому учите своего ребенка выражать эмоции с помощью слов. К примеру, вместо того, чтобы ударить девочку, которая отобрала у него машинку, необходимо советовать, чтобы он просто сказал: «Маша, я сердит на тебя, потому что ты забрала мою машинку» или что-то в этом роде. Даже врачи подтверждают, что словесное выражение негативных эмоций помогает с ними справляться без использования более агрессивных методов.
Разбрасывание игрушек тоже можно отнести к детской агрессии, особенно, если они летят на пол из-за того, что ребенок разозлился. А потому это тоже не желательно упускать из виду и сразу же учить его собирать их и убирать на место. Неплохо научить его такому чувству как сострадание. К примеру, упала игрушка, значит, надо ему сказать, что она теперь плачет, ведь ей больно и надо ее взять на ручки (конечно, метод подходит только для самых маленьких).
Еще одно важное условие – не забывайте хвалить своих детей. Почему-то большинство из нас склонны замечать только плохие поступки наших деток, а в то время как они делают что-то хорошее, мы молчим, думая, что они все сами понимают. Нет, надо уметь высказывать свою благодарность, хвалить малыша, говорить ему, что он хороший и способный на очень многое. Таким образом, он начнет думать о себе самом с хорошей точки зрения, вместо того, чтобы считать себя «плохим и непослушным». Ведь как в первом, так и во втором случае он будет стараться соответствовать своим характеристикам.

вторник, 29 декабря 2015 г.

Как остаться здоровым после новогоднего застолья

Сверкающая яркими разноцветными новогодними украшениями елка, бенгальские огни, близкие и родные лица, запах мандаринов и хвои и, конечно же, ломящийся от угощений и изобилия яств стол. Соблазн попробовать хотя бы по чуть-чуть всего и сразу никак не вяжется с данным себе обещанием: быть умеренным в еде. Как же не переесть в эту волшебную ночь? Как сохранить драгоценное здоровье, когда на столе столько вкусных блюд и напитков? Перед новогодним пиршеством не отказывайтесь от приема пищи. Перекусывайте в ожидании новогоднего застолья пищей, богатой белками, например, курятиной, орехами, твердым сыром или творогом. В самый канун исключите всю жирную пищу, замените ее на более лёгкую, ешьте побольше зелени. Откажитесь от просмотра телевизора. Погуляйте часика полтора на свежем воздухе, отдохните от предновогодних хлопот и суеты. Еще неожиданный совет, но работающий: при выборе себе места за новогодним столом сядьте рядом с самым низкокалорийным блюдом, а еще лучше сесть возле вазы с цветами или украшениями. Психологи говорят: не стоит себе портить настроение, отказываясь попробовать все эти вкусности, пробуйте! Но придерживайтесь нескольких несложных правил, которые помогут сохранить и вес, и здоровье. Начните застолье с самого легкого салата, тщательно пережевывая его, так вы подготовите свою пищеварительную систему. В идеале старайтесь избегать всевозможных салатов с майонезом. Если же вы решили перепробовать все, запивайте все это натуральным соком ананаса, который способствует выводу лишних калорий. Ешьте больше свежих овощей и фруктов. Если на столе будет мясо или рыба, то лучше отдать предпочтение запеченному блюду, а не жареному. Не употребляйте в пищу много солений, так как это неизбежно заставит вас выпить очень много жидкости, результат на утро: отеки на лице. В новогоднюю ночь можно побаловать себя сладостями. Но постарайтесь ограничить себя в количестве съеденных конфет – не более пяти штук. Торты, пирожные старайтесь выбирать менее калорийные, благо сейчас научились делать низкокалорийные кондитерские изделия. Если вы в гостях, вежливо отказывайтесь от настойчивых предложений хозяев застолья съесть очередной «последний» кусочек, а их обиды нивелируйте комплиментами. Не сидите сиднем в новогоднюю ночь за столом, веселитесь, как можно больше танцуйте, организуйте веселые игры и розыгрыши, смейтесь, танцуйте. Алкоголь – не только очень калорийный продукт, еще он опасен тем, что его чрезмерное употребление снижает бдительность, и вы перестаете контролировать количество съеденных продуктов. Так что чрезмерное употребление горячительных напитков чревато не только алкогольной интоксикацией, но и перееданием. А неправильное сочетание блюд и напитков чревато несварением. Главное – знать меру!